Форум Siberian Expeditions

В помощь настоящему путешественнику и исследователю
На главную сайта  |  О Клубе  |  Экспедиции  |  География  |   Школа
Текущее время: 17 окт 2017, 09:26

Часовой пояс: UTC




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 23 сен 2017, 15:33 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 08 ноя 2016, 22:12
Сообщения: 62
Поиск тайно базы атамана Соловьева
-- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- --

Идея экспедиции родилась ещё в далёком 2010 году, а в июне 2011 года был реализована первая вылазка и, к сожалению, пока последняя.
Вот отчет с 2011 года: http://sibexpeditions.ru/poisk-atamana-solovieva/

Цель данной темы это сбор и хранилище всех материалов на тему "соловьевского" эпизода Гражданской войны. Результаты по поиску и предположению конкретных локаций здесь нет и не будет, это внутренняя информация клуба Siberian Expeditions.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Материал из Википедии
СообщениеДобавлено: 23 сен 2017, 15:45 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 08 ноя 2016, 22:12
Сообщения: 62
Материал из Википедии:
--------------------------------------------------

Соловьёв Иван Никола́евич (1890 — 24 мая 1924) — один из руководителей антисоветского повстанческого движения в Хакасии.

Биография
------------------
Из семьи казаков-бедняков Николая Семёновича и Лукерьи Петровны Соловьёвых, проживавших в станице Форпост (ныне село Солёноозёрное) Минусинского уезда Енисейской губернии, православный. Окончил сельскую школу.

В 1911 году Соловьёв был призван на военную службу, которую он проходил в отдельной казачьей сотне, преобразованной с началом Первой мировой войны в Красноярский казачий дивизион.

С осени 1915 год стал сожительствовать с вдовой погибшего на фронте А. Г. Осиповой — неграмотной портнихой 1890 года рождения. По одной из версий, Осипова по матери являлась хакаской и, последовав за Соловьевым, участвовала во многих его действиях.

При Колчаке Соловьёв, мобилизованный в белую армию, служил старшим урядником в 1-м Енисейском казачьем полку.

В апреле-июне 1919 года он принимал участие в боевых действиях против енисейских и степнобаджейских партизан, а также в преследовании отступающих в Минусинский уезд остатков отряда красных партизан, возглавляемого А. Д. Кравченко и П. Е. Щетинкиным.

8 июня Соловьёв был ранен, после чего находился на излечении в красноярском госпитале.

С разгромом армии Колчака вернулся домой и 23 февраля 1920 года был допрошен, а 4 марта, без объяснения причин, арестован милицией.

5 мая Ачинская уездная ЧК, приговорив Соловьёва к одному году лишения свободы, отправила его в 1-й Красноярский концентрационный лагерь (находился в Военном городке Красноярска). Отсюда Соловьёв и восемь его земляков, отбывавших заключение за «пособничество колчаковскому режиму», 9 июля 1920 года, находясь на внешних работах, совершили побег.

К осени того же года Соловьёв объединившись с шестью-девятью такими же беглецами и изъяв оружие у местной милиции, начал повстанческую деятельность.

Через год под его командованием было 180—200 человек. Затем отряд Соловьёва, расширившись до 650 повстанцев, организованных в роты, взводы, пулемётную и разведывательную команды, стал, по мнению чекистов, самой крупной бандой в этом районе. Именно времени с мая по сентябрь, когда степной ландшафт позволял совершать быстрые конные переходы и налёты, а тайга надёжно укрывала повстанцев от преследования и могла при необходимости их прокормить, и был присущ очередной всплеск бандитизма. Осенью повстанческие соединения распадались, их участники порой объединённые на один-другой налёты, расходились по улусам, сбывая награбленное и ведя разведку. Ядро же, состоявшее из 20-30 человек, приискав себе надёжное место, оседало на зимовку, чтобы весной, вновь обретя сторонников, начать активные действия.

Так к осени 1921 года отряд Соловьёва уменьшился до 200 человек, а в октябре из неё выделились группы Пимщикова, Ивашова и Укасова.

В декабре 1921 года — январе 1922 года численность отряда сократилась с 200 до 40 человек. Однако на учёте у Карачакова, одного из помощников Соловьёва, состояли 200 хакасов, проживавших в это время в своих улусах и готовых по сигналу взяться за оружие.

Лето 1922 года повстанчество вновь встретило в раздробленном состоянии. Соловьев, используя свой имидж «культурного» повстанца и даже угрозы в адрес повстанческих вожаков, сумел объединить или подчинить некоторые банды. Численность их в губернии по сравнению с январем 1922 года выросла с 205 до 503 человек.

Хакасская беднота составляла в разное время от 70 до 90 % соловьёвского отряда.

Основную часть деяний соловьёвцев можно отнести к противоборству с коммунистическим режимом.

С мая 1922 года действовавший под российским монархическим знаменем Горно-конный отряд имени Великого князя Михаила Александровича состоял из двух эскадронов с четырьмя взводами, пулемётной, разведывательной и комендантской командами, а затем и «офицерским» караулом. В разное время на вооружении этого отряда находилось не менее трёх ручных пулемётов «Шоша», которые не были обеспечены патронами, не менее двух пулемётов системы «Максим» и четырёх ручных пулемётов.

Соловьёв, произведённый 21 августа 1922 года в «есаулы», поддерживал в отряде воинские порядки и строгую дисциплину.

Советские власти использовали против повстанцев практику захвата и расстрела заложников из числа местных жителей (включая малолетних детей[1], провокации и жестокие действия специальных подразделений — ЧОН, одним из командиров которого был А. П. Голиков — будущий А. П. Гайдар.

Весной 1923 года у Соловьева имелось от 13 до 25, летом — 80, а к 1924 году — 24 сподвижника.

Не сумев ликвидировать Ивана Соловьева в открытом бою, чоновское командование неоднократно пыталось захватить его с помощью провокаций. С этой же целью Соловьёв в сопровождении семи бандитов был вторично приглашён на переговоры в станицу Солёноозёрную, где встретился с командующим ЧОН Хакасского уезда Н. И. Зарудневым, командиром отряда М. Тудвасевым и четырьмя красноармейцами. Согласно показаниям местного жителя Н. А. Рассказчикова, чоновцы захватили Соловьёва, использовав хитрость. Связанный, он был убит часовым Г. Кирбижековым, встревоженным выстрелами, одновременно с ликвидацией и задержанием остальных повстанцев.

24 ноября 1924 года губернский суд приговорил одиннадцать соловьёвцев и членов их семей, в том числе отца и жену Соловьёва, к расстрелу. Вторичное слушание этого дела, проходившее согласно постановлению Верховного суда РСФСР в марте 1925 года, закончилось для десяти подсудимых и, в частности, для Осиповой, лишением свободы. Дело относительно престарелых родителей Соловьёва за нецелесообразностью было прекращено. Небольшие группы соловьёвцев во главе с В. Спириным-Багровым и Баскауловым — «Костей Хромым» существовали вплоть до 1926 года.


«Соловьевщина»
------------------------
Социальную базу движения составило недовольство населения политикой органов коммунистического режима(продразвёрстками, мобилизациями и трудовыми повинностями), не считавшихся с реальными интересами и объективными возможностями крестьянства, а также возмущение методами её осуществления, злоупотреблениями и преступлениями служащих советских учреждений.

Чекистское руководство усматривало его корни не только в насильственном вовлечении местных жителей в РКП(б) и расстреле коммунистами и красноармейцами добровольно сдавшихся «бандитов», но и в «невежестве» и полном отсутствии у хакасов понимания целей партийного и советского строительства.

В этих условиях «уголовная банда» Соловьёва, преследуемая карательными отрядами, приобрела статус защитника хакасского населения. В докладе на съезде представителей своих отрядов (май 1922 г.) чоновское командование, назвав «бандитизм» явлением «историческим», объяснило собравшимся, что крестьянство ещё со времён колчаковского режима было приучено белыми протестовать в форме партизанского движения, а Советская власть лишь обуздывает эту «анархию».

Губернские эмиссары, посетив в августе 1922 г. этот район и не обнаружив каких-либо проявлений идеологической работы, увидели, что местные коммунисты, руководство сельсоветов и чоновцы живут за счёт населения, а оно, озлобившись на власть за изъятие охотничьего оружия и поддержку переселенцев, уходит в «банды».

По мнению противной стороны, высказанному в тюремном очерке «полковника» Зиновьева, повстанчество являлось продуктом не установившихся правовых норм, слабо ограждающих личные и имущественные интересы граждан. Сведение личных счетов в деревне при потворствовании коммунистического режима превратилось в политическую борьбу с контрреволюцией и насилие над крестьянами. В итоге зажиточная часть населения ушла с отступавшими колчаковскими войсками, скрылась, растворившись в городской среде. Оставшиеся бедняки и середняки, служившие, например, в сельской милиции или дружинах самоохраны, были вынуждены перебраться на заимки и в балаганы и жить там, питаясь тем, что приносили домашние. С организацией местных комячеек, усложнившей такой образ жизни, эти люди стали уходить в тайгу. Существовать здесь, отбиваясь от преследования коммунистов и милиционеров и добывая пищу у населения насильственным путём, они могли лишь объединившись в вооружённые группы.

Между тем, существовал и этнический фактор, способствующий росту повстанчества. В начале 1920-х гг. Ачинско-Минусинский район представлял территорию расселения тюркоязычных племён, консолидирующихся в единый хакасский народ. Здесь проживали 52 тысячи человек, в том числе 45 тысяч хакасов. Взаимоотношения между русскими и хакасами и ранее не всегда складывались как мирные. Как правило, конфликтные ситуации возникали на почве непонимания пришлым населением особенностей хозяйственного уклада коренных жителей и, прежде всего, из-за захвата переселенцами земель, необходимых для пастбищного скотоводства. Но в 1918 хотя хакасы занимали позицию невмешательства в конфликт между казачеством и минусинским совдепом, отряд их принял участие в свержении первой Советской власти. В дальнейшем, несмотря на двойственное отношение национальной общественности к призыву своих сородичей в белую армию, хакасская молодёжь, повёрстанная в казаки, в составе атаманской сотни защищала Минусинск от восставших крестьян, а две сотни коренных жителей были «угнаны» в сторону Западного фронта. С конца 1919 г. пыталась противиться партизанскому наступлению вооружённая группа иресовских и устьесинских Майнагашевых и Чудогашевых. Затем при поддержке населения здесь действовали «банды» и группы хакасов, возглавляемые Львом, Ионой и Мансуром Майнагашевыми, Аверьяном Аргудаевым, Филиппом Карачаковым, Матыком Шадриным и Никитой Кулаковым. Местная милиция сообщала, что «с самого начала инородцы враждебно относились к советской власти». Соответственно и отношение коммунистов к хакасам было как к «колчаковским добровольцам».

В документах, направленных в мае-июне 1921 г. в Сибнац и Енисейский губком РКП(б), лояльные новой власти и служившие в её учреждениях представители коренного населения вину за разжигание повстанчества возлагали на русских, проживавших среди аборигенов — «детей природы» и создавших на их территории вооружённые коммунистические ячейки, а также на воинские части. Они считали «инородческий бандитизм» преувеличенным «пуфом», существующим в головах у военного командования лишь для окончательного разграбления имущества хакасов. Не справившись с зачатками «бандитизма» и обвинив в этой неудаче хакасское население, коммунисты и красноармейцы в отмщение начали бесчинствовать в улусах и проводить террористические акции, вплоть до массовых убийств людей в колодцах и «отправлений» их в водоёмы. Подобные действий заканчивались новым ростом повстанчества. Для достижения мира, по мнению хакасов — сторонников Советской власти, было достаточно разоружить комячейки, очистить хакасские земли от воинских частей, наказать виновных в развязывании террора, наконец, выделить инородческий район в самостоятельную административно-территориальную единицу, обеспечив защиту интересов её жителей собственными правоохранительными органами. Но переговоры, организованные и проводимые этими людьми с «бандитскими» вожаками, и, в частности, Соловьёвым, в силу разных причин и, прежде всего, из-за противодействия военного командования были сорваны. Так красный бандитизм в Ачинско-Минусинском районе стал одним из главных факторов, порождавших здесь повстанчество


Память о Соловьеве
---------------------------
Имя повстанческого вожака среди лиц, враждебных новому режиму, имело такую популярность, что им пользовались для устрашения коммунистов даже после его кончины. В августе 1924 года в один из почтовых ящиков Красноярска было опущено письмо, призывавшее русский народ к восстанию и подписанное «расстрелянным Соловьёвым». Люди, вспоминая о нём, жалели о гибели своего защитника: в одном из документов 1925 года упоминается некий усть-бирьский лесничий, который, агитируя крестьян против коммунистов, с горечью вспоминал Соловьёва, как «атамана, шедшего за правду и убитого гадами». Даже в апреле 1930 года в д. Парной, где насчитывалось триста хозяйств, в том числе 110 бедняцких, а часть жителей в Гражданскую войну партизанила, отсутствовали партийная и комсомольская организации, колхоз же был создан только из 26 хозяйств. Бедняки отказывались идти в него, ибо помнили как соловьёвцы в 1921—1922 годах перестреляли 85 местных коммунаров.

В Хакасии имя Соловьева было популярным и в последующем. В специфическом жанре хакасской народной песни (тахпах) были сочинены произведения, придающие образу Ивана Соловьева черты эпического защитника и избавителя хакасов:

Белогорье сияет своей белизной,
Не загрязнит его чужая нога.
Соловьев не хакас, но он с нами душой,
Чистой, как эти снега.

Никогда не растаять в горах снегам,
А в реке не иссякнет вода.
Соловьев не хакас, но хакасам, нам,
Не изменит он никогда.

Вдали белеющий тасхыл
Вершиной светлой знаменит.
Пусть Соловьев и русским был,
Он моему народу мил.

Вдали синеющий тасхыл
Вершиной синей знаменит.
Пусть Соловьев погиб, убит,
Своей душой он с нами был.

Высоко стоит белогорье
Соловьева гнездо, орла.
Русский, с нами делил он горе
И душа его с нами была.

Буйный Июс за спиной у нас,
Земля отцов за спиной у нас.
Мы покинули мирный родной очаг,
Разорил его лютый враг.

Но винтовки меткие у нас за спиной,
Каждый патрон — береги.
Мы в родной тайге, Соловьев, с тобой
Прячемся, как враги.

Но ружье в руке, а пуля в стволе,
И сабля острая на боку.
С бесчинствующими на родной земле
Не сражаться я не могу.

По мотивам повстанческой борьбы был снят фильм о действиях А. П. Гайдара против белобандита Соловьева в Хакасии — «Конец императора тайги».


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB